Смешные и глупые редакционные задания Only on newsbee

Кроме белочек, было много других смешных и глупых заданий, как от начальников в Московском бюро, так и от редакторов всех уровней из центрального офиса телевизионной службы АП в Лондоне.


Статья состоит из нескольких частей: навигацию между ними можно осуществлять по ссылкам СЛЕД. и ПРЕД. под текстом.


Вот это задание, из лондонского офиса АП, было ещё смешнее, чем про белок, если бы оно не было таким грустным, конечно… 🤣

Точно не помню, но вроде как на 40-ю годовщину высадки американцев на Луну, т.е. в 2009 году, мне позвонила начальница среднего уровня с заданием: взять интервью у Юрия Гагарина. Типа, он же был первым человеком в космосе, и нашим подписчикам и пользователям будет интересно узнать, что он думает о том событии сорокалетней давности.

Я был немного ошарашен и постарался, как мог, тактично объяснить, что Гагарин погиб за год до высадки человека на Луну и что, даже если бы мы могли с ним связаться, он бы ничего нам не смог прокомментировать. Или смог бы?




Статья состоит из нескольких частей: навигацию между ними можно осуществлять по ссылкам СЛЕД. и ПРЕД. под текстом.


Мало кто верит, когда я рассказываю следующий эпизод своей работы.

Без балды, абсолютная правда – есть свидетели. 👿

Короче, на большую годовщину начала Второй мировой войны, нас попросили – опять же из Лондона – снять сюжет про Пакт Молотова-Риббентропа. Не надо смеяться над больными людьми, но, да, они хотели интервью с самим Молотовым.

Здесь я хоть понимаю почему: мы часто брали интервью по разным вопросам у внука Вячеслава Молотова, тоже Вячеслава, но Никонова. Видимо, поэтому лондонские гении и решили, что зачем внук, лучше напрямую поговорить с дедом.

Честно, я не сдержался и ответил, что постараемся, но пусть Берлинское бюро возьмёт интервью у херра Иоахима фон Риббентропа. Не знаю, звонили ли из Лондона в Берлин по этому поводу, но про интервью с Молотовым нас больше не беспокоили.




Статья состоит из нескольких частей: навигацию между ними можно осуществлять по ссылкам СЛЕД. и ПРЕД. под текстом.


А теперь ещё один обычный случай по работе – подобных было много. То ли из-за глупости, то ли из-за малограмотности, то ли из-за невнимательности и усталости. Не знаю.

Снимали мы под Балаклавой в Крыму реконструкцию сражения между русскими и английскими войсками, в год 150-летней годовщины этого трагического для Англии и англичан эпизода Крымской войны. Он известен как “атака лёгкой кавалерийской бригады” против русских пушек и ему посвятил своё стихотворение поэт-лауреат Альфред Теннисон. Написал он его через несколько минут после публикации сообщений о трагической и бездарной военной операции  англичан осенью 1854-го года. Входит в школьную программу в Англии… 💂🏻💂🏻💂🏻

Но, судя по всему, лондонские журналисты в школе не учились и, более того, не представляют, что у событий 150-летней давности не может быть живых свидетелей…

Короче, меня попросили найти и сделать интервью с выжившими (!!!) ту атаку английскими кавалеристами. Смешно? Не очень. Я ко всему привык, но это был ещё больший сюр, чем посмертные интервью с Гагариным и Молотовым – те, всё-таки, иностранцы. Имхо, конечно.

Ну, и для общего развития, вот вам стихотворение “Атака лёгкой бригады” в переводе Юрия Колкера (источник: Википедия)

Долина в две мили — редут недалече…
Услышав: «По коням, вперед!»,
Долиною смерти, под шквалом картечи,
Отважные скачут шестьсот.
Преддверием ада гремит канонада,
Под жерла орудий подставлены груди —
Но мчатся и мчатся шестьсот.

Лишь сабельный лязг приказавшему вторил.
Приказа и бровью никто не оспорил.
Где честь, там отвага и долг.
Кто с доблестью дружен, тем довод не нужен.
По первому знаку на пушки в атаку
Уходит неистовый полк.

Метет от редута свинцовой метелью,
Редеет бригада под русской шрапнелью,
Но первый рассеян оплот:
Казаки, солдаты, покинув куртины,
Бегут, обратив к неприятелю спины, —
Они, а не эти шестьсот!

Теперь уж и фланги огнём полыхают.
Чугунные чудища не отдыхают —
Из каждого хлещет жерла.
Никто не замешкался, не обернулся,
Никто из атаки живым не вернулся:
Смерть челюсти сыто свела.

Но вышли из левиафановой пасти
Шестьсот кавалеров возвышенной страсти —
Затем, чтоб остаться в веках.
Утихло сраженье, долина дымится,
Но слава героев вовек не затмится,
Вовек не рассеется в прах.




PS. Про белочек не забудьте прочитать!


Схожие заметки: